glava.kotelniki@gmail.com           

Общественное мнение

Предлагаем назвать новый спорткомплекс в честь жителя Котельников - Н. И. Абрамова - игрока сборной по футболу СССР. Согласны?:

Нам есть что вспомнить

У всего есть прошлое: у людей, у вещей, у городов и, конечно же, у улиц. Порой одна аллея может рассказать нам множество историй давно забытых, ушедших в прошлое, или и вовсе неизвестных. Надо только уметь разглядеть эти истории, успеть вовремя расспросить о них.

 

Каждый житель нашего города знает о существовании улицы Карьерная, и почти каждый хоть раз бывал на ней, ведь именно через нее проходит путь на карьер, куда во время летнего зноя так отчаянно спешат граждане. Сегодня улица Карьерная представляет собой старую, забытую часть города: небольшой магазинчик, автобусная остановка и старенькие каменные дома с эркерами. Совсем рядом с остановкой стоит заброшенное белое здание, когда-то здесь был местный клуб, и жители со всего города собирались здесь, чтобы посмотреть фильм, послушать концерт или просто потанцевать под аккордеон. Смотря на закрытые двери и окна с решетками трудно представить, что каких-то 30 лет назад именно здесь знакомились наши дедушки и бабушки, танцевали танго, а порой и запрещенный в то время твист. А на месте современных коттеджей за высокими заборами стояли длинные бараки, как утверждают старожилы, стометровыми (!) узкими коридорами. Таким узкими, что было крайне сложно разминуться двум людям. Чтобы побольше разузнать о том времени я встретилась с Клавдией Алексеевной и Альбертом Андреевичем Фионовыми, людьми, чья молодость пришлась на время рассвета культурной жизни улицы Карьерной.

Весело мы тогда жили, - вспоминает Клавдия Алексеевна и Альберт Андреевич. - В то время люди были совсем другие. Мы все там были как одна большая семья. Даже двери в комнату часто не закрывали, а ключик под ковриком лежал. Мы с мужем жили в бараке на четыре семьи. Муж и родился тут, в детский сад ходил и в школу, семилетку. Когда мы начали обустраиваться, только начинались работы по добыче песка. Техники было мало, и чтобы добраться до белого песка сначала приходилось в ручную убирать верхний твердый слой, потом складывать грунт в телегу, запряженную лошадью, и вывозить его за пределы разработок. Песок, который мы добывали, был крайне востребован, использовался в военной промышленности. Завод наш работал круглосуточно: производил сухой, сырой песок и графит. Песчаные плиты с Карьерной даже в Кремль увозили. Их использовали для облицовки зданий. Двигатели автомобилей, которые у нас эксплуатировались, работали на березовых чурках. Но на таких машинах мы ездили редко, все больше пешком ходили. Работать приходилось в три смены и, хотя уставали смертельно, так что вечером еле до дома доходили, все равно оставались силы и поплясать и на концерт сбегать. Муж читать любил, особенно историческую литературу. Среди остальных, помню, выделял книгу Василия Яна «Батый».

Библиотека у нас в клубе была такая хорошая — закачаешься! Там были и новые книги, и старые издания. Тетя Маруся, наш библиотекарь, все новые книги сразу давала читать моему мужу - он был известный в поселке книгочей, такие высокие стопы приносил, что смотреть было страшно! Бытовые условия барака, конечно, были непростые: комнатки маленькие, коридорчики - совсем узенькие. Бывало, придет чей-нибудь муж «под шафе», идет по коридору, шатается, и нечаянно вваливается во все чужие двери: «ой, извините, я домой иду...» Потом появились три двухэтажных дома, они предназначались для многодетных семей, там было несколько входов — парадный и черный. Жильцам этих домов, конечно, завидовали - все ведь хотели переселиться из бараков в дома более комфортные. Все праздники: Новый Год, дни рождения, свадьбы и даже проводы в армию справляли все вместе, ставили во дворе большие столы и каждая хозяйка выносила свое блюдо. Пели песни под аккордеон. Мой муж до сих пор поет отменно, помню, поэтому я на него и обратила внимание», - вспоминает Клавдия Алексеевна.

Воспоминания своей супруги продолжает Альберт Андреевич, я на всех вечерах был долгожданным гостем, и на свадьбах, и просто на гуляньях. Да и кроме песен у нас культурная жизнь была очень насыщенной. Часто наш карьер выбирали под натурные съемки кинематографисты. Помню, как снимали знаменитую детскую комедию «Айболит-66». Еще фильмы «Горячий снег», «Помню имя свое» с Людмилой Касаткиной. Нашего сына Сашку тогда чуть в артисты не записали, очень был симпатичный мальчик, а в одной из сцен фильма Людмиле Ивановне нужно было нести ребенка. Но наш Сашенька

оказался для хрупкой Людмилы Ивановны тяжеловатым. Так и закончилась Сашкина кинокарьера!

Фильм «Помни имя свое» вышел на экраны страны в 1975 году. На кинофестивалях в Гданьске (1974) и Кишиневе (1975) он получил почетные призы. Была отмечена и работа Людмилы Касаткиной, которая была признана лучшей актрисой года и получила звания народной артистки СССР и заслуженного деятеля культуры Польши. Жена моя работала тогда в кафе, она то и кормила всех артистов. Рассказывала, что Людмила Ивановна сильно мерзла - приходила «как капуста» - закутанная в несколько кофт и платков. А потом они с моей Клавушкой по часу пили чай и болтали о том, о сем женском. Вот так-то мы на Карьерной и с артистами были на «ты». Каждую неделю у нас что-нибудь происходило: то в театр ездили, то на экскурсию. Мы были активными туристами, на теплоходе плавали в Астрахань и по Черному морю из Одессы в Батуми. И кроме поездок еще и дома старались почаще устраивать праздники. Помню на Пасху мы всегда ходили в барак, где жили украинцы, там и сало ели, и крашеными яйцами угощались. Они у них всегда были такие крупные, прям гусиные, убить можно было! Летом, конечно же, - традиционно отдыхали на карьере. Сначала здесь было три пруда, это потом уже их соединили и получился Большой карьер. Мы тут и купались, и от жен на рыбалку бегали. А еще, не поверите, одним из самых любимых мероприятий у нас, молодых людей, были... выборы! Рано утром все собирались и спешили на голосование, ведь в это время в клубе открывали бесплатный буфет, и музыка громко играла! Все голосовали, а потом танцевали и пели. Вообще танцевать мы очень любили. На танцы старались принарядиться. Я, помню, сшил щегольский костюм в стиле «Beatles». А девчонки у нас менялись вещами. Жена рассказывала, что, когда собиралась на свиданье со мной, так выпросила у подружки платье на вечер, а ей взамен дала туфли напрокат. Мы все были активисты — общественники: кто в футбол играл в одной из команд, а у нас их было целых три - детская, юношеская и взрослая. Много моих друзей занималось в драмкружке, в котором руководителем была моя мама. Каждый старался себя чем-то занять — ведь дома-то делать было нечего, да и жили в тяжелых условиях, в маленькие комнатки в бараке возвращаться после работы никто не спешил. Позже нам с женой дали квартиру в Люберцах и мы переехали с Карьерной, но работали все там же — в ГОКе. Переезду мы очень радовались, но быстро начали скучать по нашему бараку на Карьерной, точнее по той обстановке. Или ушедшей молодости... Сейчас иногда мечтаем вслух: «Вернуться бы в то время!» Мы до сих пор семьями дружим с нашими карьерскими: с семьей Кохановых.

 

Александра Крищенко (Газета «Котельники Сегодня» № 31 (618) 5 августа 2010)