glava.kotelniki@gmail.com           

Общественное мнение

Предлагаем назвать новый спорткомплекс в честь жителя Котельников - Н. И. Абрамова - игрока сборной по футболу СССР. Согласны?:

А на месте «Белой Дачи» были фермы и бараки…

А на месте «Белой Дачи» были фермы и бараки…

 

У каждого поколения, выросшего в нашем городе, свои воспоминания о том, каким он был во времена их молодости. Как выглядели Котельники несколько десятилетий назад, мы попросили рассказать его старейших жителей: Николая Ивановича Гребенькова, Алексея Ивановича Соколова, Прасковью Ивановну Давыдову, Наталью Ивановну Шкунову.

 

Больше полувека назад на месте микрорайона «Белая Дача» были лишь деревянные бараки, построенные после войны. В них жили работники совхоза, который уже тогда назывался «Белая Дача». Именно его подразделения и занимали большую часть нынешнего микрорайона.

На месте отреставрированного ныне здания музея агрофирмы стояла полуразрушенная барская усадьба. В более-менее уцелевших комнатах на втором этаже находилось женское общежитие. И работницы совхоза, населявшие его, попадали туда весьма необычным путем - по сходням. Господскую усадьбу окружали бараки и свинарники. Единственное сохранившееся с царских времен здание - бывшая конюшня, а рядом с ней конный двор, на котором содержалось больше 30 совхозных лошадей. Поначалу в конюшне размещалось общежитие, затем - клуб. «По вечерам там устраивались танцы и показывали

кино», - с улыбкой вспоминает Николай Иванович Гребеньков. Сейчас на этом месте находится офис компании «Русские газоны».

В 1946 году Политбюро ЦК КПСС постановило создать вокруг Москвы и Ленинграда зоны по откорму крупного рогатого скота и свиней. И вскоре напротив бывшего поместья развернулось строительство новой свинофермы на 12 тысяч голов. «Дел было много, а рабочих рук не хватало, так как совхоз только-только образовался, - вспоминает Николай Иванович, попавший в поселок вскоре после войны. - Когда я только приехал, здесь царили разруха и запустение. Приходилось крутиться. Например, я был и начальником снабжения, и паспортистом, и водителем одновременно. Тогда от работы было не принято увиливать, впрягались и трудились до изнеможения. В мыслях было одно: отстроиться и зажить по-человечески, как до войны».

Первые преобразования начались в 1947 году, когда должность директора совхоза занял Федор Никифорович Гусев. Разрасталось свиноводческое хозяйство, появилось первое жилье для работников совхоза. Дров для его обогрева не хватало. Выручал торф, который добывали в болотистой низине неподалеку. «Правда, машины постоянно застревали, нередко приходилось перетаскивать их вручную», - вздыхает Николай Иванович. Много неудобств доставляли и тучи комаров, заполонившие болота в конце 1940-х годов. Они появились из-за стоячей воды в бочажинах, образовывавшихся при выборке торфа. Чтобы избавиться от них и от топкой грязи, а заодно облегчить труд рабочих на свиноферме, на заседании правления совхоза было принято решение выкопать пруд. Одновременно решили сконструировать и специальный гидросмыв. Ведь отходы и навоз с ферм приходилось убирать вручную. С появлением гидросмыва все это стала делать вода, благо ее было предостаточно. Потом неподалеку от нового водоема возникли еще два пруда. Со временем удалось решить и проблему нехватки рабочих рук. Рядом, в поселке Дзержинский, содержали заключенных. Вот и упросил Николай Иванович начальника лагеря направить на строительство свинофермы тех, кто вот-вот должен был освободиться за хорошее поведение. Поначалу прислали 40 человек, но их оказалось недостаточно. Развивающееся хозяйство требовало все больше сил и затрат. Поэтому на месте старых полуразрушенных свинарников решили отстроить жилье для бывших заключенных. Вскоре там появились бараки, в которых разместилось около 500 человек. Все они ухаживали за растущим не по дням, а по часам поголовьем скота. Но чтобы обеспечить его кормами, правлению совхоза пришлось найти нестандартное решение. В каждую семью приносили пустое ведро. Работники свиноферм объясняли людям: «Остаются остатки еды - все складывайте в ведро, будем забирать каждый день». Таким образом количество пищевых отходов, которыми и планировалось откармливать скот, постепенно  достигло 100 тонн в день. Совхоз смог содержать большое поголовье рогатого скота и свиней на простом и доступном корме.

Когда наладили хозяйство, совхозное правление занялось обеспечением рабочих и руководителей добротным жильем. Приобрели 25 дощатых финских домиков, началось строительство сразу двадцати двухэтажных домов. Справило новоселье и правление совхоза, оно переехало в только что отремонтированное здание усадьбы.

К шестидесятым годам поселок разросся, подросли и детишки. Вот и построили в совхозе школу на 520 мест, которая прекрасно сохранилась. В ее стенах продолжают обучаться теперь уже городские мальчишки и девчонки. А до этого в любую погоду детям приходилось шагать в микрорайон «Силикат». Ни много ни мало - километр. Ходили на  Силикат и в амбулаторию, предпочитая ее собственному маленькому здравпункту. Ведь в амбулатории можно было получить не только медицинский совет, но и лекарства.

Зато в хозяйстве каждый год появлялось много нового жилья, на строительство которого шла большая часть денег (со временем совхоз стал получать до 5 млн. прибыли в год). Постепенно на месте устаревших финских домиков и бараков появилось 9 четырехэтажных домов, Дом культуры и даже профилакторий, где московские врачи проводили осмотр и давали консультации местным жителям. «Для детишек до трех лет мы построили ясли, а для тех, кто постарше, - детский садик. Сейчас его здание занимает МУЖКП «Котельники» - добавляет Николай Иванович. А вместо единственной продуктовой палатки в поселке открыли большой магазин на первом этаже одного из жилых домов. Вот так с каждым годом все больше разрастался и хорошел совхозный поселок.

«Уже в 1957 году мы принимали иностранные делегации, они приезжали посмотреть, как организовано наше хозяйство. Ведь к тому времени оно приносило хорошую прибыль. Совхоз занимал одно из первых мест по обеспечению людей жильем и по уровню культурной жизни», - вспоминает Николай Иванович.

 

Поселковый Силикат: от центра до окраины

Современный микрорайон «Силикат» так же, как и «Белая Дача», в 40-50-е годы был ничем не примечательным местом, с деревянными домами, проселочными дорогами и небольшим заводом на окраине. Представить, как же он выглядел тогда, нам поможет его житель Алексей Иванович Соколов.

Он приехал на Силикат в 1946 году вместе с рабочим батальоном. Устроился работать слесарем, а поселили его в одном из бараков. «Одним из самых крупных производств на Силикате считался завод № 7. Во время войны на нем выпускали мины и ремонтировали машины. В мирное время там было открыто производство силикатного кирпича. Ведь людям теперь требовалось не защита от врагов, а теплое и уютное жилье. И постепенно на  месте деревянных бараков стали появляться кирпичные дома, - вспоминает Алексей Иванович, - большинство из них были трехэтажными». Даже после долгих тяжелых рабочих смен люди приходили на стройку, чтобы своими руками построить себе жилье. Они не жалели для этого ни сил, ни души. Зато с какой огромной радостью распахивали потом двери собственных квартир! Правда, их существенным недостатком оказалась постоянно осыпавшаяся сухая штукатурка, которой поначалу покрывались потолки. Позже, к большой радости новоселов, ее заменили на более качественную.

После войны трудились здесь и военнопленные. С их помощью были построены дома № 2, 3, 5, 8, 9. Двухэтажный дом № 10 приспособили под общежитие. «В послевоенные годы люди не унывали, вместе работали, вместе и отдыхали. Во время войны в двухэтажной школе жили артиллеристы, - рассказывает Алексей Иванович, - а в 1948 году она вновь приняла учеников. И все же для детей решили отстроить новую большую школу около Дома культуры». А в здании старой - разместился заводской музей. Но не надолго. Позже туда въехало вечернее отделение строительного заочного института, куда могли поступать и рабочие Силикатного завода, чтобы учиться и повышать уровень образования, как бы сегодня сказали, для карьерного роста. Здание не поменяло своего назначения до сих пор. И сейчас там находится учебное заведение – филиал Международного университета природы, общества и человека «Дубна».

В 1951 году на Силикате отстроили двухэтажный клуб с уютной верандой, на которой по вечерам устраивались танцы. Именно сюда приходила вся поселковая молодежь, чтобы пообщаться, поделиться новостями, да и просто познакомиться. С нежностью вспоминает свою юность и Прасковья Ивановна Давыдова, которая, как и Алексей Иванович, всю свою жизнь прожила в микрорайоне «Силикат». Помнит она и новый клуб с его концертами, куда приезжали самые известные московские артисты. И сегодня здесь выступают современные звезды эстрады, дарят зрителям свои талант и хорошее настроение местные коллективы художественной самодеятельности. Сохранился в памяти Прасковьи Ивановны и заводской стадион: «Там всегда проходили веселые праздники и широкие сельские гулянья, во время которых мы и песни пели, и плясали, и на лошадях катались. Любили мы послушать и наших гармонистов, игравших без устали».

Немало воды утекло с тех пор, как Прасковья Ивановна участвовала в таких гуляньях на поселковом стадионе около пруда. Сегодняшний город, как и прежде, украшает уютный маленький пруд. А для городской молодежи на стадионе по-прежнему проводятся праздники: День здоровья, ежегодный День физкультурника, регулярные футбольные встречи. Там же, на стадионе, теперь действует еще одна спортивная площадка, установленная на средства, выделенные губернатором Московской области. Летом здесь играют в баскетбол, а зимой площадка превращается в каток, где каждый может попробовать себя в роли фигуриста.

По стареньким улицам - к Храму

Рядом с многоэтажными домами из стекла, бетона и кирпича на Силикате сохранилось несколько улочек, где все еще витает дух прежних деревянных Котельников. Одна из них Малая Колхозная. Здесь и живет с самого детства Наталья Ивановна Шкунова. Она поведала много интересных подробностей о своей деревне Котельники, которая сегодня, как и сама улица, стала частью современного города. «Раньше тут было всего три улицы: Вапуловская, Кисловка и Носово (по фамилии здешнего помещика Носова, о фруктовых садах которого знали далеко за пределами Котельников). Позже их переименовали в Малую, Большую Колхозные улицы и Полевой проезд», - рассказывает Наталья Ивановна. «Учились мы в местной начальной школе на Кисловке, которую прозвали «красной», потому что построена она была из красного кирпича. Все уроки вели две учительницы, которые проживали там же, в школе», - вспоминает Наталья Ивановна. «После окончания начальной школы дети продолжали обучение в двухэтажной деревянной школе на Силикате, многие, окончив 7 классов, шли работать в местный колхоз», - добавляет она. Его организовали в деревне в 1929 - 1932 годах. Название выбрали соответствующее времени (в стране вовсю шла коллективизация) - «Коллективный труд». В колхоз жители вступали со своей домашней живностью, курами, гусями, кто имел, приводил коров и лошадей. Все вместе ухаживали за скотом, обрабатывали поля, выращивали овощи. Наталья Ивановна припоминает, что на уроках труда их водили на завод смотреть, как изготавливается белый силикатный кирпич. Но работа на земле была деревенским мальчишкам и девчонкам привычнее. Часто после занятий школьники вместе с учительницей ходили на колхозные поля помогать родителям. И мечтали, когда вырастут, будут работать в родном колхозе. Даже будущую специальность выбирали заранее, кому какая по душе. Правда, устроиться на работу в другом месте, хотя бы в соседнем колхозе, было практически невозможно. Ведь в то время почти ни у кого из колхозников не было паспортов. Наталье Ивановне повезло чуть больше, чем ее подругам. Председатель отправил ее учиться на курсы трактористов, после окончания которых она потом пять лет  пахала и боронила колхозные поля. Не прекращалась работа в этом хозяйстве и во время войны.«Денег в те годы за работу не давали, вместо них нам за трудодни привозили запасы картошки, морковки и другие продукты, – говорит Наталья Ивановна, - а выращенные овощи ездили продавать в Москву».

Упоминает она и совсем уж удивительный случай: «Однажды над деревней был сбит  фашистский дирижабль. Тогда мы и не видали такой техники. Военные, забирая многометровые остатки белого шелка, из которого был сделан летательный аппарат, отрезали по куску девушкам на платья. И я себе сшила обновку, потом только на праздники ее и надевала. Жили небогато, но дружно и весело. Молодежь старалась  беречь копеечку, чтобы съездить на танцы или в театр», - вспоминает Наталья Ивановна.

Еще до войны на повороте к Малой Колхозной улице выстроили клуб из белого кирпича с одним большим концертным залом. «Наши ребята сами следили за чистотой и порядком в этом клубе», - рассказывает Наталья Ивановна Шкунова. По праздникам здесь затевали разнообразные игры, танцевали до тех пор, пока подошвы туфелек не протирались насквозь; занимались художественной самодеятельностью – ставили интересные спектакли, разучивали народные песни. А в отдельном зрительном зале на 300 мест по вечерам смотрели черно-белые фильмы, которые тогда казались необыкновенно увлекательными. С нетерпением ждали празднования Нового года. Что было делать долгими зимними вечерами? А тут - праздник, гулянье, смех! «На Новый год нам колхоз непременно привозил пушистую ароматную елку. А ровно в 12 часов ночи начинался маскарад», - улыбается Наталья Ивановна. В том же клубе, в маленькой комнате, где еле-еле могло вместиться 15 человек, сделали библиотеку. «До сих пор помню нашего милого и доброго библиотекаря, - рассказывает она, - под ее чутким руководством каждая книга занимала свое место». А книги были самые разные: от детских сказок до серьезных политических изданий. С большой горечью Наталья Ивановна вспоминает, как однажды ночью здание клуба, пережившее даже войну, взорвали. «Теперь воспоминания о нем храним только мы, старожилы».

Помнит Наталья Ивановна, как на краю деревни, на взгорье, красовалась церковь Казанской иконы Божьей Матери. «У входа стояла небольшая сторожка, а рядышком торговали всякой всячиной собственного производства, - продолжает она свой рассказ. – Рядом раскинулся пруд, который здешние жители ласково называли «батюшкин». Здесь же, у церковных стен, был похоронен архимандрит Пимен. В течение многих лет в нише над могилой день и ночь горела лампада. Люди часто приходили сюда с молитвами. Каждый знал о богатом старинном захоронении. Однажды какие-то подростки попытались разграбить могилу, надеясь найти вековое золото. Но были пойманы и, конечно, наказаны. После этого останки перезахоронили, нишу убрали, а землю выровняли».

За годы войны церковь вытерпела многое. На втором этаже тогда устроили пошивочную мастерскую, на первый - ссыпали зерно. Дошло до того, что в стенах церкви даже баню организовали. Храм, воздвигнутый еще по указу государя Алексея Михайловича в 1670-х годах, постепенно превращался в руины. Истинно верующим удалось сохранить лишь Казанскую икону Божьей Матери, которую перевезли в Жилино. Годы спустя церковь вернули верующим, началась реставрация, тогда же возвратили в храм и вывезенную икону. «Народ высыпал на улицу встречать ее, - рассказывает Наталья Ивановна, - плакали и женщины, и мужчины».

Сегодня от некогда большой деревни осталась лишь крохотная часть. Когда земля перешла к агрофирме «Белая Дача», вокруг деревни стали строить теплицы, которые со временем практически полностью поглотили ее. Но и они не устояли под напором современной жизни. Сегодня на их месте стоят логистические центры и корпуса современного завода по переработке свежих салатов, строятся многоэтажные дома. А вот старинная церковь до сих пор гордо тянется своими куполами к бескрайнему небу.

 

Из деревни - в город Котельники

У каждого поколения, выросшего в нашем городе, свои воспоминания о том, каким он был во времена их молодости. Как выглядели Котельники несколько десятилетий назад, мы попросили рассказать его старейших жителей. Сегодня наш собеседник Александра Игнатьевна Тихонова. Благодаря ей наши читатели узнают, каким некогда был центральный микрорайон «Ковровый» города Котельники и чем он отличался от  остальных.

 

«Я приехала сюда из Гомельской области в 1949 году, сразу после окончания школы, - вспоминает Александра Игнатьевна. - Тогда на Ковровом был только один дом, который существует до сих пор, - № 1. А вокруг него стояли бараки, штук пятнадцать. На их месте сейчас расположились дома № 8 и 9. Много позже отстроили 20-й, 23-й, 24-й, 25-й и 31-й дома. Нынешняя же улица Новая тогда называлась «Объект 42-27». Хоть вслух об этом и не принято было говорить, но все местные знали, что здесь расположились склады Госрезерва. Туда-то, на склады, и устроилась на работу Александра Игнатьевна.

А ближе к 1950-м годам на Ковровом комбинате провели реконструкцию, заменили станки и прядильные машины. Позже появилось и вязальное оборудование. После этого там стали осваивать производство трикотажных ковровых изделий. Тогда-то Александра и перешла работать на комбинат, который предоставлял своим рабочим общежитие. Поначалу была помощницей ткача. За полгода подучилась и стала ткачихой, работала в три смены по 8 часов. А под общежитие был отдан двухэтажный барак, на его месте сейчас расположился многоподъездный дом № 11. «Помню длинный коридор, в бараке 14 комнат. А вот плита была одна на всех, - говорит Александра Игнатьевна. - Но никто из соседей никогда ни с кем не ругался. Готовили по очереди и жили очень дружно. Мой будущий супруг сразу после работы приходил навещать меня в общежитие. Так ему кто хлебушка, кто еще чего-нибудь вкусненького принесет. Смотришь, уже сыт, наелся».

Александра Игнатьевна не только работала. Она продолжала учиться. Ведь техникум при комбинате уже тогда принимал студентов. Правда, специальность была только одна - техник-механик по ткацкому оборудованию. Им-то и собиралась стать Александра. Но жизнь сложилась по-другому. Когда в 1964 году построили детский сад «Ладушки», она перешла на работу туда. И ухаживала за ребятишками целых 15 лет, пока не вышла на пенсию.

«Когда я была воспитателем, детишек было хоть отбавляй, - улыбается Александра Игнатьевна, - у нас в саду даже перегрузка была, не мог всех вместить. Ведь на Ковровом жили в основном молодые, такие же, как и я - приезжие. Конечно, непросто тогда было. Устраивались на частных квартирах в деревне Котельники, что находилась за железнодорожной линией - аж по пять семей в одном доме. Но ничего, уживались. Работали, обзаводились семьями, рожали детей. Потом и школу на Ковровом построили, я в нее сына своего за ручку отводила». Школа до сих пор принимает в своих стенах любознательных городских учеников.

А когда-то у будущего микрорайона «Ковровый» не было даже дороги. Она проходила лишь вдоль деревни Котельники. Но со временем все изменилось. Появилось Дзержинское шоссе, а вот от деревни остались лишь три улицы. Ковровый все рос и хорошел. За продуктами жители ходили в магазин, который находился в подвале дома № 1 (кстати, там же располагалась и котельная). Но за другими товарами приходилось отправляться в Люберцы. «Ходили пешком, - вздыхает Александра Игнатьевна, - а местность была болотистая, идти нужно было аккуратно. За час добирались. В Люберцах и босоножки клеенчатые себе покупала, и ситец на платье. Сами одежду не шили. Все к нашей портнихе ходили. Она нерусская была, работу свою любила. И все жители ее любили. Я до сих пор храню бархатное платье, которое она мне сшила».

Построили и клуб. На площадке рядом с ним устраивались танцы. «Под гармошку, с частушками, с плясками вечера проводили, - смеется Александра Игнатьевна, - пусть поголоднее жили, да повеселее. Зарабатывали мы тогда немного. И застолья были скромные. Зато жить было интересно! В тот же клуб бегали фильмы смотреть. Сначала все о войне показывали. Потом о деревенской колхозной жизни фильмы стали привозить. Народу всегда битком было. Кому места в зале не хватало, стоя смотрели, особенно если фильм новый. Там же, в клубе, и библиотека была. К сожалению, читателей было больше, чем книг. Читать мы все любили». Рядом с клубом (как и сейчас) находился и медпункт. Позже семье Александры Игнатьевны дали однокомнатную квартиру. «Когда мы в нее переехали, - вспоминает она, - я каждую ночь просыпалась, вставала и думала, что попала в рай - собственная отдельная квартира. А потом мы смогли себе даже телевизор купить - маленький- маленький. Больших тогда не делали. Соседи к нам его смотреть приходили. Народу много, само собой, все не помещались - мы даже дверь в коридор открывали». Сейчас Александра Игнатьевна живет со своей семьей в трехкомнатной квартире. 22 августа они с супругом отметили юбилей совместной жизни - 55 лет. Ее сыну, которого она когда-то за ручку отвела в новую школу на Ковровом, уже 50 лет, и у него свой взрослый сын. Так что Котельники стали малой родиной уже для третьего поколения Тихоновых. Внуки так же, как когда-то сама Александра Игнатьевна и ее муж Виктор Иванович, который тоже отработал на Ковровом комбинате немало лет строгальщиком, помогают родным Котельникам расти и развиваться. Какими были Котельники и его микрорайоны несколько десятилетий назад, как жили здесь люди, как трудились и отмечали праздники, могут рассказать только они, старожилы. Те, кто своими руками строил дома, сажал деревья и растил себе юную смену. Если среди наших читателей отыщутся те, кто может добавить что-то к уже опубликованному рассказу, будем рады встрече и беседе.

Наши телефоны: 559-05-74, 559-77-66.

 

Екатерина Шлихта (Газета «Котельники Сегодня» № 35 (518), 4 сентября 2008)